Появление на свет золотой девочки (второе КС Marso)

Не прошло и полгода — завтра ровно пять месяцев — и я созрела на рассказ.

До последнего дня беременности я не знала чего мне ждать: ЕР или КС. Врач, с которой была договоренность (а это была Бондаренко Наталья Петровна, благодаря которой моя первая беременность благополучно завершилась ЭКС, она спасла Сонечку и меня), была однозначно за ЕР и очень настойчиво уговаривала меня решится на этот рискованный шаг. Муравьев на УЗИ подтвердил состоятельность шва. Начитавшись в интернете про риски я с одной стороны боялась, а с другой меня так прельщала возможность миновать операцию и все, что ее сопровождает (разрез, наркоз, реанимацию) и родить естественно. В любом случае было решено ждать естественного начала до 40 недель минимум.

И вот этот день настал. 16 мая 2012 я ранним утром на всех парах летела в роддом. Накануне меня оформили и одну ночь я провела в дородовой палате, а потом отпросилась домой, скучно там сидеть. И дома как раз скучать не пришлось, ночь оказалась «веселой», поздно вечером детка внутри начала совершать невероятные кульбиты, низ живота тянул, муж вместе со мной не спал — думали вот-вот начнется. У меня же первое ЭКС было в 37 недель, я и не знала, чего ждать, каково это. Спали очень плохо, под утро я в энный раз встала с постели и взяла в руки мобильный, а там пропущенные вызовы от моего врача и смс с указанием быть в 8 утра как штык в палате. Смотрю на часы — 7 часов. Быстро собрались и погнали в роддом. По дороге поговорила с Н.П., оказалось пока я сидела дома, меня все обыскались для каких-то обследований.

В 8 утра я сидела в палате в ожидании консилиума. 9,10,11 — про меня все забыли. Потом зашел Муравьев, осмотрел-послушал живот, я ему рассказала о своих новых ощущениях, что никакого впечатления не произвело, но домой мне рыпаться было строго запрещено. Я голодная, решила раз со мной ничего делать не хотят, можно позавтракать и потопала в киоск возле роддома, купила яблочко, печеньку и шоколадку — червячка заморить. Пока ходила и перекусывала, похватывать стало сильнее, но вообще не больно, будто перед М. ощущения. Меня беспокоило другое — очень разболелось в районе старого шва справа. Зашла ко мне в палату Н.П., я ей все рассказала, сказала засекать время в течении получаса — я засекала — 5 минут ровно! После сразу на кресло, где меня и поздравили с началом схваток. Ничего себе, обрадовалась я, совсем не больно. А вот с рубцом дела были плохи, при пальпации очень больно. Меня отправили в палату. Что там было на совещании не знаю, но вскоре меня огорошили: готовят операционную, бегом! Я в шоке, я не готова, в этот день. Говорю врачу, как же муж, он не успеет (ехать с Левого берега), дайте хотя бы 40 минут. Нет, ждать нельзя. Еще меня беспокоило, что успела сжевать яблочко с печенькой. Без церемоний меня спросили смогу ли я, так сказать, эту еду обратно и если нет, то так и будет, времени нет. Подробности опущу, пока я была в сан.узле, девушка, соседка по палате, паковала мои вещички. Мужу я позвонила, помчался в роддом. Держалась я спокойно, все-таки первое мое КС прошло благополучно и не больно даже и хоть я никак не планировала в этот день, а все же рада была, что наконец-то встречусь со своей крохотулечкой.

В таком приподнятом настроении я и пришла в операционную. Мы заранее оговорили с Н.П., что если КС, то со спинальной анестезией, было страшновато, но очень хотелось быть в сознании в такой момент. Так что я устроилась на операционном столе в старательных попытках скрутится в калачик, насколько это возможно с 40-недельным пузом. И вот тут произошел инцидент. Пока Н.П. в соседнем помещении готовилась к операции, в операционную зашел анестезиолог, как потом оказалось, не тот, кого ожидали. Когда он ввел иглу, я сначала обрадовалась тому, что это вовсе не больно, даже не так ощутимо как в вену. Но потом, когда он начал прокручивать эту иглу внутри, задевая все нервы, стало очень неприятно, но я молча терпела. Так он, пыхтя, ковырялся несколько минут, после чего потребовал более длинную иглу. Меня начала бить дрожь. Вторая попытка оказалась очень болезненной, к тому же мне становилось все страшнее, сначала у меня просто катились слезы от боли, а потом начались истерические рыдания от страха, я судорожно всхлипывала и в этот момент в операционную зашла Н.П.
— Что здесь происходит?!
На что тот говорит:
— Не получается, придется давать общий.

Н.П. отреагировала быстро: отправила ассистента за тем анестезиологом, который должен был делать мне спиналку (он находился в соседней операционной на операции), успокоила меня, всыпала чертей этому горе-анестезиологу: зачем вообще взялся за то, что не умеет и кто его звал. Прогнав этого дуралея, она обратилась ко мне с извинениями за этот казус и спросила чего я молча терпела, надо было позвать ее. Зашел анестезиолог, которого звали, быстро все сделал, я ничего не почувствовала, как и должно было быть. Он стоял, держа меня за руку и рассказывал, что я сейчас буду чувствовать. Когда ноги стали ватными, меня аккуратно уложили на стол, подключили к аппаратам, поставили занавесочку. Перед самым началом известили, что муж мой уже тут, успел таки. Операцию начали.

С Богом! Ощущения странные: все чувствуешь, что с тобой делают, но совершенно не больно. Щелчки ножниц, голос хирурга «Начинаем» и я чувствую как достают мое дитя, потом секунда тишины и крик! Слышу «девочка» и вдруг ее личико прямо перед моими глазами, поднесли поцеловать. Это все секунды и ее уносят на пеленальный стол рядом, я вижу только белую попку, всю в смазке.

Озвучивают: 13.50, девочка, 3640, 53 см, 8/9 по Апгар и опять приносят мне, но крошечка не хочет брать грудь. Ее уносят к папе, на груди которого она будет лежать, пока не закончится операция. А длилась она долго. В своем рассказе о первых родах я писала о проблемах со свертываемостью крови и печеночных трансаминазах. В эту беременность, казалось, все в порядке, но на операции вдруг оказалось, что кровь не сворачивается, пришлось вводить какой-то препарат. Тогда же во время операции взяли кровь на печеночные пробы, трансаминазы оказались в 2 раза выше верхней допустимой границы! Такая индивидуальная особенность — реакция организма на беременность. Вдобавок спайки, кисты и т. д., Наталье Петровне с ассистентом пришлось долго все это устранять, как они потом шутили, «заняться вышиванием». Время от времени я слышала тихие комментарии хирурга — Натальи Петровны «Она бы у меня три дня рожала — не меньше», ассистента «Как она вообще забеременела — чудо». Но мне было уже все равно, такое нахлынуло невероятное ощущение счастья от осознания того, что моя долгожданная доченька родилась и покоя, что с дитям все хорошо, что она спокойненько спит у папки на груди. Меня начало клонить в сон и я под светом лампы почувствовала себя как на пляже — разморило. Честное слово, такое глупое ощущение было! Было пару неприятных моментов, когда разбирались со спайками и подбирались высоко к кишечнику. В конце операции вдруг начало сильно тошнить, я сказала об этом и поднесли пеленку, благо желудок был пустой и я ее только заслюнявила. Приступ тошноты был очень сильный, но быстро прошел. Меня наконец зашили, хирург с ассистентами вышли, а медсестры позвали мужа, чтобы он помог меня переложить на каталку. Мне стало не по себе от мысли что он меня в таком виде лицезреет и я потребовала, чтобы накрыли меня хоть, а сами они об этом даже не додумались.

Привезли меня в ПИТ реанимации и мою девочку ко мне. Новые порядки — теперь детки с рождения все время с мамой, их не забирают в детское отделение. Первые сутки, пока я не могла вставать на ноги, помогал муж и медсестры, да и после того, как перевели из ПИТ в послеродовую палату, муж ночевал с нами.

Дальше все можно описать одним словом — эйфория, не смотря на ужасные боли через несколько часов после операции. В реанимации постоянно ставили капельницы для сокращения матки и это оказалось так больно в сочетании с послеоперационной болью, что я сама просила обезболить. Когда я спросила, отчего мне так больно (после первого КС такого в помине не было), мне ответили, что я ощущаю обыкновенные схваточные боли. Так что я не рожая получила так сказать все «33 удовольствия». Но боль быстро прошла, а мое счастье, моя золотая девочка со мной и я очень, очень счастлива!

Если сравнивать КС с общим наркозом и КС в сознании со спинальной анестезией, то я, имея опыт и того и другого, однозначно за второе, ведь если есть возможность, как можно пропустить появление на свет своего чуда?!

Marso

взять деньги в долг через интернет  после рождения ребенка очень просто.