Мой горячий эстонский парень или хроническая беременность. Leprecon

Родиться нам положено было по всем расчетам в аккурат 30 августа. Учитывая порочную практику всех моих подруг, рожать эдак неделе на 38-ой, 39-ой.

Пакеты в роддом я собрала еще в начале августа. Участковый гинеколог предложила мне рожать у главного городского специалиста. Я своему врачу доверяла, потому согласилась без колебаний. У городского специалиста оказалось экзотическое имя Венера Альбертовна, а сама она оказалась потрясающе красивой женщиной лет под сорок, с проникновенным успокаивающим голосом. Мы договорились ждать до 30 числа, а после 30, если ничего не состоится, уже принимать какие-то решения. Кроме того, Венера Альбертовна в директивной форме отправила меня в школу беременности.
— Что ж я с Вами буду делать без школы?
В школу мы торжественно отходили вместе с мужем. Занятия вела прекрасный специалист-психолог, которая быстро нас убедила, что рожать нужно вместе с мужем и вообще просветила по полной программе обо всем процессе. Рассказывала о расслаблении и родах без боли, показывала упражнения, но… в конце курса сказала мне:
-Вы, Лена, слишком волевая и расслабляться не умеете вообще. Рожать Вам придется одной силой воли. Готовьтесь.

29 августа иду с разочарованной физиономией к Венере на прием.
— Завтра мне рожать, а подвижек что-то никаких…
Она отправила меня на УЗИ с доплером, чтобы посмотреть состояние малыша и его вес, так как таз у меня 1 степени суженности. На УЗИ сказали:
— Сынуля просил передать: мама не горюй, мне пока и тут очень комфортно, я еще посижу. А вес у меня 3 кг, я маленький — проскочу.
Пришлось мне разочарованной возвращаться домой.

Прошла еще неделя… Каждую секунду прислушиваюсь к организму. Никаких тебе предвестников, пробок, вод, схваток — ничего. 6 сентября выясняется, что мой горячий эстонский парень дождался пока роддом, где Венера работает, закрылся на мойку. Приехали, что называется. Благо она городской специалист — ее знают везде и ей все можно. Уложила она меня в другой роддом, где зав. отделением ее бывший сокурсник Сергей Владимирович. На осмотре меня спрашивают:
— Когда Вам рожать?
Говорю:
— Я уже неделю как родила.
Он в обменку.
— И правда, — говорит, — уже родила 30 августа.
Лежу в роддоме в ожидании.
Сергей Владимирович каждое утро после обхода звонит Венере, докладывает мое состояние. Колят фолликулин для подготовки к раскрытию и всякие общеукрепляющие.
Ждем-с. Беременность явно угрожает перейти в хроническую неизлечимую форму.

И вот 9-го вечером в 21:00 по Киевскому времени в душе обнаруживаю, что начала отходить пробка. Через пару часов пошли нерегулярные схватки с перерывом минут по 10–15. Да, боль поначалу была действительно как при месячных. Но к 11 ночи с этой болью уже никакие месячные не могли сравниться! Я к дежурной акушерке, к врачу. Посмотрели — раскрытие нулевое.
— Это у тебя предвестники, уколем но-шпу и иди спать.
Какие к черту предвестники, какая нафиг но-шпа?! Меня к 12 колбасило так, что я стонала на всю палату. Такие «предвестники» явно ничего хорошего не предвещали.
Венере я позвонила в 7 утра — ночью боялась из деликатности. Раз предвестники, то чего звонить? Она быстро приняла меры, позвонила в отделение и меня тут же еще раз осмотрели. Врач сказала:
— Процесс пошел. Шейка более тонкая стала. К 12 дня будешь мамой.
Ну дальше пошли обычные процедуры и перевод в родзал.

К 8 приехал муж. Вот тогда я поняла, зачем он нужен! С ним просто везде чувствуешь себя дома. Это, впрочем, было последнее приятное чувство.

Мамой я к 12 не только не стала, но и раскрытие имела на полтора пальца. Схватки шли вхолостую. Сергей Владимирович осматривал меня каждые 2 часа, отзванивался Венере и колол все, что она говорила. Это был в основном фолликулин, глюкоза и глюконат кальция. Эффект был практически нулевой. Доктор он чуткий, внимательный, умеющий с женщинами разговаривать, он-то мне и объяснил, что давно бы стоило поставить капельницу и ускорить процесс, но Венера Альбертовна предпочитает естественную методику… В ответ на это я затребовала кесарево.

Венера приехала в 5 вечера. Справедливости ради замечу, что после ее манипуляций на схватке, когда мои глаза уже выползали из орбит, раскрытие мгновенно стало 5 пальцев. О кесареве можно было забыть. Уж как она только не издевалась надо мной: и на мячике прыгать заставляла и на четвереньках стоять и прилечь не разрешала. Еще угрожала, что рожать будем сидя на корточках. На это я категорически затребовала принести мне цианистый калий. Муж неукоснительно следил за выполнением всех требований врача — прилечь мне тоже не давал. К 7 часам вечера я сказала или капельницу ставьте или пристрелите меня нафиг. Пожалели, принесли капельницу.
Лежать мне с ней, впрочем, тоже не дали. Поставили катетер и сказали скакать на мячике. Мне реально хотелось умереть. Сказывалась предыдущая бессонная ночь: 2 минуты сплю, минуту ору на схватке. С капельницей схватки стали вообще безостановочными. Мои вопли, соответственно, тоже. А тут еще муж: «Раслабься, расслабься." Еще бы сказал: «Получи удовольствие». Последние 2 сантиметра открытия я просто орала на мужа и не разрешала ко мне приближаться. Есть такая степень боли, когда любое внимание со стороны мешает.
Наконец, в полдесятого меня перевели на кресло — сжалились, разрешили не рожать стоя. Ну это было почти уже приятно, в сравнении со схватками. Я даже не почувствовала боли от эпизиотомии — у Лёшки было обвитие и поэтому решили резать от греха подальше. Плюхнули мне что-то мокрое, горячее, орущее, неясного цвета на живот, а у меня одна мысль: теперь я смогу поспать. Наивная мысль, конечно.

Швы надо сказать Венера наложила виртуозно. Я могла спокойно сидеть как только она их сняла через неделю, хотя, конечно, мне посоветовали еще неделю поберечься.
-А шить больно будет?, -спрашиваю.
Венера улыбается:
— Ну мы ж не садисты, давайте лидокаин.
— Кто же Вы, если не садисты?! — кричу в сердцах.

Пока меня шили Лёшку одели и принесли кормиться молозивом. А веса в нем оказалось 3800 вопреки всем предположениям. Как я его родила со своим тазом — сама не понимаю.

В общем, женщины правы, что боль забывается быстро. Сопит морда лохматая у меня на коленях сейчас — ну какая тут боль может вспоминаться? Однако, хочу сказать, что теперь никогда не буду осуждать женщин, которые просят кесарево по своему желанию. Не всякий эту боль выдержать может. Такая естественная методика хороша для женщин, которые на 5 см открытия вообще не чувствуют боли. Я много знаю таких. Но я хотела в окно выкинуться, еще когда у меня были «предвестники», а открытия и вовсе не было. Не мой это метод однозначно. Радует, впрочем, что для Лёшки, наверное это был лучший вариант.

Leprecon

балка клипс станция Alcatel 1000 s12