Овуляшки он-лайн

все о планировании, зачатии, беременности, родах и детях

... Ушла в себя... Вышла из себя... Была не в себе... Пришла в себя... Зашибись находилась...
Автор
Сообщение
Вроде не находила подобной темы чет засмущалась я чет засмущалась я

Девочки, я , например очень люблю поезию. Стихи читаю с особым удовольствием. Давайе будем делится любимыми стихотворениями. ржу нимагу ржу нимагу ржу нимагу

Вот счас наткнулась на один чет засмущалась я чет засмущалась я

Ты – Женщина, и, значит, ты – Актриса,
в тебе сто лиц и тысяча ролей.
Ты – Женщина, и, значит, ты – Царица,
возлюбленная всех земных царей.
Ты – Женщина, и, значит, ты – Рабыня,
познавшая солёный вкус обид.
Ты – Женщина, и, значит, ты – пустыня,
которая меня испепелит.
Ты – Женщина. Cильна ты поневоле,
но, знаю, даже, если жизнь – борьба,
Ты – Женщина, ты слабая до боли,
Ты – Женщина, и, значит, ты – Судьба.
Ты – Женщина. Ты просто вспышка страсти,
но твой удел – терпение и труд,
Ты – Женщина. Ты – то большое счастье,
которое совсем не берегут.
Ты – Женщина, и этим ты опасна,
огонь и лёд навек в тебе одной.
Ты – Женщина, и, значит, ты – прекрасна
с младенчества до старости седой.
Ты – Женщина, и в мире все дороги
ведут к тебе, а не в какой-то Рим.
Ты – Женщина, ты избранная Богом,
хотя уже наказанная им.
Поблагодарили(1): Oksik11
красивое стихотворение. Только я слышала вариант этoго стихотворения от первого лица:
Я - Женщина, и, значит, я - Актриса,
во мне сто лиц и тысяча ролей.
Я - Женщина, и, значит, я - Царица,
возлюбленная всех земных царей...

и т.д.

добавлено спустя 6 минут:

Мое самое любимое стихотворение уже много лет неизменно: письмо Татьяны Онегину.
Просто обожаю!

Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.
Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.
Сначала я молчать хотела;
Поверьте: моего стыда
Вы не узнали б никогда,
Когда б надежду я имела
Хоть редко, хоть в неделю раз
В деревне нашей видеть вас,
Чтоб только слышать ваши речи,
Вам слово молвить, и потом
Все думать, думать об одном
И день и ночь до новой встречи.
Но, говорят, вы нелюдим;
В глуши, в деревне все вам скучно,
А мы... ничем мы не блестим,
Хоть вам и рады простодушно.

Зачем вы посетили нас?
В глуши забытого селенья
Я никогда не знала б вас,
Не знала б горького мученья.
Души неопытной волненья
Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать.

Другой!.. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в вышнем суждено совете...
То воля неба: я твоя;
Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю, ты мне послан богом,
До гроба ты хранитель мой...
Ты в сновиденьях мне являлся
Незримый, ты мне был уж мил,
Твой чудный взгляд меня томил,
В душе твой голос раздавался
Давно... нет, это был не сон!
Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: вот он!
Не правда ль? я тебя слыхала:
Ты говорил со мной в тиши,
Когда я бедным помогала
Или молитвой услаждала
Тоску волнуемой души?
И в это самое мгновенье
Не ты ли, милое виденье,
В прозрачной темноте мелькнул,
Приникнул тихо к изголовью?
Не ты ль, с отрадой и любовью,
Слова надежды мне шепнул?
Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель:
Мои сомненья разреши.
Быть может, это все пустое,
Обман неопытной души!
И суждено совсем иное...
Но так и быть! Судьбу мою
Отныне я тебе вручаю,
Перед тобою слезы лью,
Твоей защиты умоляю...
Вообрази: я здесь одна,
Никто меня не понимает,
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна.
Я жду тебя: единым взором
Надежды сердца оживи
Иль сон тяжелый перерви,
Увы, заслуженным укором!

Кончаю! Страшно перечесть...
Стыдом и страхом замираю...
Но мне порукой ваша честь,
И смело ей себя вверяю...
ПОПЫТКА РЕВНОСТИ

Как живется вам с другою,-
Проще ведь?- Удар весла!-
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу - не по водам)!
Души, души!- быть вам сестрами,
Не любовницами - вам!

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живется вам - хлопочется -
Ежится? Встается - как ?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

"Судорог да перебоев -
Хватит! Дом себе найму".
Как живется вам с любою -
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее -
Снедь? Приестся - не пеняй...
Как живется вам с подобием -
Вам, поправшему Синай!

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром - люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется вам - здоровится -
Можется? Поется - как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк - крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог - и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной -
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств?..
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин -
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?
beautybymistake писал(а):

ПОПЫТКА РЕВНОСТИ

Как я Цветаеву люблю подмигиваю

А мне очень нравится стихи Бэллы Ахмадулиной.


О, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
Как долго я играла роль,
не опираясь на партнера!

К проклятой помощи твоей
я не прибегнула ни разу.
Среди кулис, среди теней
ты спасся, незаметный глазу.

Но в этом сраме и бреду
я шла пред публикой жестокой -
все на беду, все на виду,
все в этой роли одинокой.

О, как ты гоготал, партер!
Ты не прощал мне очевидность
бесстыжую моих потерь,
моей улыбки безобидность.

И жадно шли твои стада
напиться из моей печали.
Одна, одна - среди стыда
стою с упавшими плечами.

Но опрометчивой толпе
герой действительный не виден.
Герой, как боязно тебе!
Не бойся, я тебя не выдам.

Вся наша роль - моя лишь роль.
Я проиграла в ней жестоко.
Вся наша боль - моя лишь боль.
Но сколько боли. Сколько. Сколько.


И еще любимое, не знаю автора:

Любовь, весна и сердца стук…
Узнать что станешь мамой вдруг…
Тревоги, роды, первый крик…
И эти слёзы на двоих…
И тысячи ночей бессонных
И слово МАМА…это слово!...
И первый шаг, и первый «шмяк»
И снова встать…и снова так!…
Тепло ладошек на щеках…
Игрушку в маленьких руках…
И детский сад…и платье в блестках…
И танец маленьких березок…
Разбитый нос…понурый взгляд…
«Ма, это Васька виноват!»
Хотеть расплакаться, стерпеть…
И плакать запретить хотеть…
И первый класс, бассейн, кино…
На нашу улицу окно…
И вновь лечение зубов…
И снова на коленках кровь…
Опять жалеть, любить…любить…
И самой лучшей мамой быть…
Уроки, книги, чудеса…
В окно влетевшая оса…
Сомненья…первая любовь…
И снова рядом…вновь и вновь…
Найти дневник случайно… спрятать…
Опять понять, опять не плакать…
Звонок последний, выпускной,
И нос украшенный «весной»
Друзья, работа, Интернет…
И времени на маму нет…
Однажды вдруг услышать это:
«мне не нужны твои советы»…
Обидеться, принять, заплакать…
И вновь стелить на праздник скатерть…
И жить...И ждать издалека
Звук телефонного звонка…
А мне нравятся стихи Есенина:

Ты меня не любишь, не жалеешь

Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я - они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.

Пусть твои полузакрыты очи
И ты думаешь о ком-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодумна вспыльчивая связь, -
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только нецелованных не трогай,
Только негоревших не мани.

И когда с другим по переулку
Ты пройдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь.

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: "Добрый вечер!"
Я отвечу: "Добры вечер, miss".

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь, -
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.
Девочки - может я не совсем в тему - оставлю любимые стихи всеми известных класиков пылиться на полке а ниже выложу так скажем прозу нашей жизни....

Когда-то я стану бабушкой,
Седой и корявой старушкой
В засаленном старом фартушке,
С привязанной к попе подушкой.
И, ползая неуверенно, Себе помогая клюшкой...
Нет, нет, я совсем не уверена, Что буду такой старушкой.
С зажатой в зубах сигареткой, С блестящей сережкой в ухе
Я буду старой кокеткой На зависть другим старухам.
Я буду внучке подружкой, А внуку - партнершей в танце.
Я буду смотреть порнушку И сочинять романсы.
Я расскажу своим внукам, Пока им еще не известно,
Что жизнь - занятная штука, Что жить так интересно.
Я их научу смеяться В голос, а не украдкой,
Я их научу держаться За жизнь эту мертвой хваткой.
И как-то снежной зимою, Свой коньячок попивая,
Устало глаза прикрою, Скажу: «Неплохо жила я».
И сложатся в холмик камушки, Травой зарастет пригорок...
Когда-то я стану бабушкой, Но, думаю, очень нескоро



Хочется дурой набитою стать,
Чтоб не уметь ни писать, ни читать,
Чтобы валяться круглые сутки...
Чтобы смеяться на глупые шутки...
Чтобы переться от розовой шмотки,
Чтобы подруги - одни идиотки,
Чтоб в ридикюле духи и жЫвачка,
Чтоб Петросян насмешил до ус ....ки.
Чтобы компьютер - большой калькулятор,
Чтобы с ашипкай писать "гиниратор",
Чтобы Дом2 - "зашибись передача",
Кучу любовников и побогаче.
Чтобы в наушниках - "Шпиль! ки" с Биланом,
Чтобы трусы - только "Дольче Габана",
Чтоб "кибернетика" - страшное слово,
Чтобы "политика - это не клёво".
В общем, хочу быть набитою дурой,
Брать не умом, а лицом и фигурой,
Всё достигать, обнажая коленки...
Стать бы такой... И убиться об стенку


по моему - очень миленько... ржу нимагу ржу нимагу
какая темка хорошая,стихов любимых море...
но Редьярд Киплинг впереди

Заповедь (Перевод М. ЛОЗИНСКОГО)


Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том;
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело.
И только Воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и с друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег,--
Тогда весь мир ты примешь, как владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

добавлено спустя 27 минут:

а вот еще и все знают эту песню,а оказывается это замечательная поэтесса Вероника Тушнова на чью книжку я наткнулась два года назад и она стала открытием для меня.
Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.
И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,
что переждать не сможешь ты
трех человек у автомата.
И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.
И вьюга заметет пути
на дальних подступах к воротам...
А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.
Что-то начиталась я сегодня темки про измены и вспомнила очень мудрые стихи:

Ничто не вернется. Всему предназначены сроки.
Потянутся дни, в темноту и тоску обрываясь,
Как тянутся эти угрюмые, тяжкие строки,
Которые я от тебя почему-то скрываю.

Но ты не пугайся. Я договор наш не нарушу.
Не будет ни слез, ни вопросов, ни даже упрека.
Я только покрепче замкну опустевшую душу,
Получше пойму, что теперь навсегда одинока.

Она беспощадней всего, недоверья отрава.
Но ты не пугайся, ведь ты же спокоен и честен?
Узнаешь печали и радости собственной славы,
Совсем не похожей на славу отверженных песен.

Я даже не буду из дому теперь отлучаться,
Шататься по городу в поисках света людского.
Я всё потеряла - к чему же за малость цепляться.
Мне не во что верить, а веры - не выдумать снова.

Мы дачу наймем и украсим как следует дачу -
Плетеною мебелью, легкой узорчатой тканью.
О нет, ты не бойся. Я так, как тогда, не заплачу,
Уже невозможно - уже совершилось прощанье..

Всё будет прекрасно, поверь мне, всё будет прекрасно,
На радость друзьям и на зависть семействам соседним.
И ты никогда не узнаешь, что это - мертво и напрасно...
Таков мой подарок тебе - за измену последний!

Ну и еще на эту тему:

Подарили дураку море.
Он потрогал его. Пощупал.
Обмакнул и лизнул палец.
Был солёным и горьким палец.
Тогда в море дурак плюнул.
Близко плюнул. Подальше плюнул.
Плевать в море всем интересно.
Дураку это даже лестно.
Но устал он. И скучно стало.
Сел дурак на песок устало.
Повернулся спиной к прибою.
Стал в лото играть. Сам с собою.
То выигрывает. То проигрывает.
На губной гармошке поигрывает.
Проиграет дурак море!
А зачем дураку - море?
Молодость и зрелость сели на скамейку…
Молодость сказала: «Ты как я сумей-ка…»
Зрелость отвечала: «Красота не вечна,
Научись делиться красотой сердечной…»

Молодость, с насмешкой: «Что в тебе такого?
Дом, семья, работа… Скучные оковы…»
Зрелость улыбалась, будто младшей дочке:
«Без оков семейных люди – одиночки…»

Молодость твердила: «Всё во мне прекрасно,
Молода, свободна, и красива, ясно?»
Зрелость отвечала: «Я тебя мудрее,
И с тобой, малышка, спорить не посмею…

Повзрослей, узнаешь, счастье не в свободе,
Не в ночных гуляньях, не в Парижской моде…»
Молодость смеялась: «Глупости всё это,
Раз не в этом счастье, значит счастья нету»

Зрелость отвечала: «Нет, оно бывает,
Если жить с любимым небо позволяет,
Если смех детишек слышится из дома…
Ты ещё со счастьем, крошка, незнакома…»

Молодость спросила: «Если правда это,
Что ж ночами плачешь и о чём секреты?»
«Я ночами плачу…», - зрелость говорила:
«Потому что раньше это не ценила…»

добавлено спустя 5 минут:

А знаешь, есть в мире хорошие люди:
Есть люди-улыбки и люди-сердца,
А значит , наверное , всё ещё будет,
Нам надо лишь жить от души, до конца.
Встречая рассветы с надеждойто чуде,
Расставшись с любовью мечтать о другой,
Что завтра тебя непременно разбудит
И в радостный мир поведёт за собой.
А знаешь, есть в мире хорошие люди:
Есть люди-открытки с открытой душой.
И только они знают тайну о чуде,
Их мало, а мир бесконечно большой
чет засмущалась я
одни из моих любимых:

Женщина с мужчиною одни
На мосту у сонной тихой Сены -
Над пустынным смыслом толкотни,
Над огнями призрачными всеми.

Где-то там сменяются правительства,
Кто-то произносит речи мудрые.
Это им отсюда еле видится,
Словно Сена, зыбкая и смутная.

Так стоят без слов, без целования
Под плащом прозрачным до зари,
Будто бы в пакете целлофановом
Всей земле подарок от земли!

Дай нам Бог - ни дома и ни прибыли,
ни тупой уютности в быту.
Дай нам Бог, чтоб, где б с тобою ни были,
Мы всегда стояли на мосту.

На мосту, навеки в небо врезанном,
На мосту, где суть всегда свята,
На мосту, простертом надо временем,
Надо всем, что ложь и суета.
**************

Все начинается с любви...
Твердят:
"Вначале
было
слово..."
А я провозглашаю снова:
Все начинается
с любви!..

Все начинается с любви:
и озаренье,
и работа,
глаза цветов,
глаза ребенка --
все начинается с любви.

Все начинается с любви,
С любви!
Я это точно знаю.
Все,
даже ненависть --
родная
и вечная
сестра любви.

Все начинается с любви:
мечта и страх,
вино и порох.
Трагедия,
тоска
и подвиг --
все начинается с любви...

Весна шепнет тебе:
"Живи..."
И ты от шепота качнешься.
И выпрямишься.
И начнешься.
Все начинается с любви!

*******************

* * *
- Отдать тебе любовь?
- Отдай!
- Она в грязи...
- Отдай в грязи!..
- Я погадать хочу...
- Гадай.
- Еще хочу спросить...
- Спроси!..
- Допустим, постучусь...
- Впущу!
- Допустим, позову...
- Пойду!
- А если там беда?
- В беду!
- А если обману?
- Прощу!
- "Спой!"- прикажу тебе..
- Спою!
- Запри для друга дверь...
- Запру!
- Скажу тебе: убей!..
- Убью!
- Скажу тебе: умри!..
- Умру!
- А если захлебнусь?
- Спасу!
- А если будет боль?
- Стерплю!
- А если вдруг - стена?
- Снесу!
- А если - узел?
- Разрублю!
- А если сто узлов?
- И сто!..
- Любовь тебе отдать?
- Любовь!..
- Не будет этого!
- За что?!
- За то, что
не люблю рабов.

***

добавлено спустя 1 минуту:

А с этих просто тащусь! Обажаю!
Надо видеть лица, когда я их кому-нибудь декламирую, особенно серьезно ржу нимагу
Бобэоби пелись губы,
Вээоми пелись взоры,
Пиээо пелись брови,
Лиэээй - пелся облик,
Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.
Так на холсте каких-то соответствий
Вне протяжения жило Лицо.



ЗАКЛЯТИЕ СМЕХОМ

О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,
О, засмейтесь усмеяльно!
О, рассмешищ надсмеяльных - смех усмейных смехачей!
О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей!
Смейево, смейево!
Усмей, осмей, смешики, смешики!
Смеюнчики, смеюнчики.
О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
из любимых могу назвать 2: запомнились еще со школьных годов

лирическая Анна Ахматова
Сжала руки под тёмной вуалью...
"Отчего ты сегодня бледна?" -
От того, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот...
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: "Шутка
Всё, что было. Уйдёшь, я умру".
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: "Не стой на ветру".

и жизненный Булат Окуджава

Осудите сначала себя самого,
Научитесь исскуству такому,
А уж после судите врага своего,
И соседа по шару земному.

Научитесь сначала себе самому,
Не прощать ни единой промашки,
А уж после кричите врагу своему,
Что он Враг, и грехи его тяжки.

Не в другом, а в себе побеждайте врага,
А когда преуспеете в этом,
Не прийдется уж больше валять дурака,
Вот и станете Вы человеком.
Andrevna писал(а):

А с этих просто тащусь! Обажаю!

Надо видеть лица, когда я их кому-нибудь декламирую, особенно серьезно

Бобэоби пелись губы,

Вээоми пелись взоры,

Пиээо пелись брови,

Лиэээй - пелся облик,

Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.

Так на холсте каких-то соответствий

Вне протяжения жило Лицо.

че-то я не вьехала в чем здесь прикол я тут не причем
Жена моряка. Кто она?
Счастливица? Сборщица зависти?
Владычица золотых колец,
Купающаяся в радости?
Жена моряка. Не дай вам Бог-
Завистникам всем – судьбы такой!
Омыт слезами её порог.
В чём радость жены морской?
Жена моряка. Одиноки
Все ночи её и дни.
Вся жизнь её – вечные сроки.
О, как же огромны они!
Жена моряка. Это слёзы
В глухом ожидании дней,
Когда исполнятся грёзы
И муж возвратится к ней.
Жена моряка. Это вера,
Железная вера в душе,
Что ОН тоскует по дому,
Что хочет быть дома уже.
Жена моряка. Это нужно
Быть сильной, несмотря ни на что,
Думать, что с ним всё нормально,
Что всё хорошо у него.
Жена моряка. Это значит –
Пустынные ночи без сна,
Где тихо в подушку плачет
И шепчет молитвы она.
Жена моряка. Это Мудрость.
Найти утешения слова,
И ими, сквозь расстояния,
Мужа поддержит она.
Жена моряка. Это Нежность.
Сила соблазны отсечь.
Жена моряка. Это Верность,
Которую нужно сберечь.
Жена моряка. Каково ей?
Ей лишь одной только знать.
Нелёгкое дело: навеки
Найти в себе силы ждать!
Жена моряка. Это Молодость
Без любви, без ласки, тепла.
Жена моряка. Это Старость
В её молодые года.
Где же теперь вы, завистники?
Что ж вы молчите теперь?
Трудно? А кто говорил вам,
Что это – жизнь без потерь?
И вы не поймёте. Хоть трудно,
Но воля моя крепка.
Не страшно мне всё. Горжусь я,
Что я – жена моряка!!!
Поддерживаю тему, тоже люблю Пушкина, Есенина, Ахматову...
С любимыми не расставайтесь!!!

- Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями -
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана -
Прольется пламенной смолой.

- Пока жива, с тобой я буду -
Душа и кровь нераздвоимы, -
Пока жива, с тобой я буду -
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой, любимый,
Ты понесешь с собой повсюду,
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

- Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
- За раставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За раставаньем будет встреча,
Вернемся оба - я и ты.

- Но если я безвестно кану -
Короткий свет луча дневного, -
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, млечный дым?
- Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне,
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила,
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь,
С любимыми не расставайтесь,
С любимыми не расставайтесь,
Всей кровью прорастайте в них, -
И каждый раз навек прощайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
Когда уходите на миг!

Александр Кочетков

добавлено спустя 1 минуту:

Роберт Рождественский


Человеку надо мало:
чтоб искал
и находил.
Чтоб имелись для начала
Друг -
один
и враг -
один...
Человеку надо мало:
чтоб тропинка вдаль вела.
Чтоб жила на свете
мама.
Сколько нужно ей -
жила..

Человеку надо мало:
после грома -
тишину.
Голубой клочок тумана.
Жизнь -
одну.
И смерть -
одну.
Утром свежую газету -
с Человечеством родство.
И всего одну планету:
Землю!
Только и всего.
И -
межзвездную дорогу
да мечту о скоростях.
Это, в сущности,-
немного.
Это, в общем-то,- пустяк.
Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку
мало
надо.
Лишь бы дома кто-то
ждал.

добавлено спустя 6 минут:

Инна Кабыш

Кто варит варенье в июле
Тот жить собирается с мужем.
Уж тот не намерен, конечно,
С любовником тайно бежать.
Иначе зачем тратить сахар,
И так ведь с любовником сладко,
К тому же в дому его тесно
И негде варенье держать.

Кто варит варенье в июле,
Тот жить собирается долго,
Во всяком уж случае зиму
Намерен пере-зимовать.
Иначе зачем ему это
И ведь не из чувство же долга
Он гробит короткое лето
На то, чтобы пенки снимать.

Кто варит варенье в июле
В чаду на расплавленной кухне,
Уж тот не уедет на Запад
И в Штаты не купит билет,
Тот будет по мертвым сугробам
Ползти на смородинный запах…
Кто варит варенье в России,
тот знает, что выхода нет.
Есенин. Весь и безоговорочно.
А ты не поверишь, но ангелы тоже с работы
Приходят под вечер, порою, изрядно устав.
И их утомляют любые мирские заботы –
Попробуй быть бодрым весёлым, весь день отлетав…
А ты не поверишь, но ангелы крылья снимают,
Идут, (ну, наверно, куда?) прямиком сразу в душ,
Пылинки и грязь аккуратно мочалкой смывают,
Пытаясь (напрасно) отчистить усталость из душ…
А ты не поверишь, но ангелы, чайник поставив,
Садятся на кухне и, молча, глядят за окно.
И думают – утром проснутся и, крылья расправив,
Пойдут-полетят на работу свою всё равно…
А ты не поверишь, но ангелы плачут ночами,
Припомнив какую-то (детскую? взрослую?) смерть.
И столько в слезах этих боли, горючей печали,
О том, что помочь не смогли, не успев прилететь…





Идут дожди…
лениво, монотонно,
Снегами опадая на вулкане.
И наши жизни состоят сезонно
Из разных агрегатных состояний.

По-хулигански разошлась стихия,
Как только ты, подъехав, хлопнул дверцей.
Удары учащённые, глухие
Мне выдало подпрыгнувшее сердце.
Смотрю в дождём захлёстанные стёкла,
Как ты бежишь, под водопадом ёжась.
И куртка сразу на тебе промокла.
Замёрз…
а у меня
озноб по коже.
Сейчас влетишь,
промокший и счастливый,
Меня сгребёшь стремительно в охапку:
«Ты видела? Там сумасшедший ливень!
Не помнишь, где я утром бросил тапки?»

Я кофе заварю…
тебе покрепче?
Ты знаешь, мне недавно было грустно…
Ты улыбнёшься, взяв меня за плечи:
«Не уходи, мне без тебя невкусно».
Прижмусь к тебе,
отчаянно, до дрожи.
Опять небритый и слегка колючий.
А ты хвастливо спросишь:
«Я хороший?»
Да нет, ты не хороший…
просто лучший.

автора к сожалению не знаю рыдаю
Я тоже стихи люблю и читать и слушать, и даже пишу сама иногда что-то.
Из любимых:

Вы, идущие мимо меня
Не к моим и сомнительным чарам, -
Если б знали вы, сколько огня,
Сколько жизни, растраченной даром,

И какой героический пыл
На случайную тень и на шорох...
И как сердце мне испепелил
Этот даром истраченный порох.

О, летящие в ночь поезда,
Уносящие сон на вокзале...
Впрочем, знаю я, что и тогда
Не узнали бы вы - если б знали -

Почему мои речи резки
В вечном дыме моей папиросы, -
Сколько темной и грозной тоски
В голове моей светловолосой.


Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной,
С змеею в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что - невинна.

Я утверждаю, что во мне покой
Причастницы перед причастьем,
Что не моя вина, что я с рукой
По площадям стою - за счастьем.

Пересмотрите все мое добро,
Скажите - или я ослепла?
Где золото мое? Где серебро?
В моей руке - лишь горстка пепла!

И это все, что лестью и мольбой
Я выпросила у счастливых.
И это все, что я возьму с собой
В край целований молчаливых.

Марина Цветаева

И вот недавно из прочитанных Роберта Рождественского:

Память за прошлое держится цепко,
То прибывает, то убывает...
В школе когда-то были оценки
Две: ″успевает″ и ″не успевает″.
Мир из бетона. Мир из железа.
Аэродромный разбойничий рокот.
Не успеваю довериться лесу.
Птицу послушать. Ветку потрогать.
Разочаровываюсь. Увлекаюсь.
Липкий мотив про себя напеваю.
Снова куда-то бегу, задыхаясь...
Не успеваю. Не успеваю!
Время жалею. Недели мусолю.
С кем-то о чем-то бессмысленно спорю.
Вижу все больше вечерние зори,
Утренних зорь я почти что не помню.
В душном вагоне, будто в горниле.
В дом возвращаюсь. Дверь открываю.
Книги квартиру заполонили...
Я прочитать их не успеваю!
Сильным бываю. Слабым бываю.
Школьного друга недавно встречаю:
″Здравствуй, ну как ты?″ — и не успеваю
Вслушаться в то, что он мне отвечает...
Керчь и Калькутта, Волга и Висла —
То приплываю, то улетаю.
Надо бы, надо бы остановиться!
Не успеваю. Не успеваю...
Снова меняю версты на мили,
По телефону Москву вызываю,
Женщину, самую лучшую в мире,
Сделать счастливой не успеваю!
Отодвигаю и планы, и сроки,
Слушаю притчи о долготерпеньи,
А написать свои главные строки
Не успеваю... И вряд ли успею!
Как протодьякон в праздничной церкви,
Голос единственный надрываю...
Я бы, конечно, исправил оценки...
Не успеваю... Не успеваю...
Марина Цветаева

После бессонной ночи слабеет тело,
Милым становится и не своим,— ничьим,
В медленных жилах еще занывают стрелы,
И улыбаешься людям, как серафим.

После бессонной ночи слабеют руки,
И глубоко равнодушен и враг и друг.
Целая радуга в каждом случайном звуке,
И на морозе Флоренцией пахнет вдруг.

Нежно светлеют губы, и тень золоче
Возле запавших глаз. Это ночь зажгла
Этот светлейший лик,— и от темной ночи
Только одно темнеет у нас — глаза.
Кажется,
все на свете —
проходит.
Кажется,
все —
забывается.
И листья,
следуя законам природы —
каждый раз опадают.
Заново.
Я, встречая людей,
говорю: "Здравствуйте".
А в голове стучит:
"До свидания".
Я готовлю свою речь...
Как бы это сказать —
Заранее.
И я сама...
Как-то грубею.
Внутри.
Становлюсь не такой,
какой себе нравилась.
Я больше не боюсь,
что меня не согреют.
Я скорее забочусь о том,
что бы,
упаси Господи —
не пожалели.
И мне кажется,
что дышу я теперь
не так отчаянно.
Я дышу теперь вполовину.
То ли легкие жалко,
то ли воздуха.
И живу я так тоже —
на середину,
считая каждый седеющий волос.
Я вспоминаю себе в прошлом.
Какая хорошая была девочка!
Как хорошо думала,
судила о людях,
но это — не я.
Уж не обессудьте.
За окном —
золотая пора.
И створка стучит о стену.
Птицы летят —
пора ведь уже.
Я знаю в чем дело —
просто душа сотни раз переболела гангреной.
Она отмирала —
и ее отрезали.
Раз за разом,
не считая потери. Створка стучит все громче.
И пес завыл —
беспокоится.
Да, все на свете проходит.
А вот кончается —
очень немногое.

Лукерья Остерман
На самом деле, мне нравилась только ты,
Мой идеал и моё мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
И это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
Порхаешь между Орсе и Прадо,
Я, можно сказать, собрал тебя по частям -
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
Третья умеет всё принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая во мне -
Вместе больше не попадалось.
Одна как ты, с лица отдувает прядь,
Другая вечно ключи теряет.
А что, я ни разу не мог в одно это всё собрать?
Так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
Допустила меня раза три через все препоны,
Осталась тут, воплотясь во все живые цветы
И все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
Подмены сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а Роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.

Дмитрий Быков

добавлено спустя 47 секунд:

села на подоконник и слёзы льёт,
маленькая, босая и без пальто.
"эй, ты чего ревёшь?" - тормошу её,
"эй, - наклоняюсь к ней, - ты откуда? кто?"

я, - говорит, - Весна, - говорит, - привет!
я, - говорит, - с собой не совсем в ладу.
вот, - говорит, - вчера в молодой траве
счастье своё "посеяла" - не найду.

я улыбаюсь: "ну ты, Весна, балда!
ну-ка, возьми баранку и эскимо.
счастье, оно теряется иногда…
счастье, оно найдётся потом само"

Катя Волкова
ОНА:
Когда мне будет восемьдесят пять,
Когда начну я тапочки терять,
В бульоне размягчать кусочки хлеба,
Вязать излишне длинные шарфы,
Ходить, держась за стены и шкафы,
И долго-долго вглядываться в небо,
Когда всё женское, что мне сейчас дано,
Истратится, и станет всё равно -
Уснуть, проснуться или не проснуться,
Из виданного на своем веку
Я бережно твой образ извлеку,
И чуть заметно губы улыбнутся...

ОН :
Когда мне будет восемьдесят пять,
По дому буду твои тапочки искать.
Ворчать на то, что трудно мне сгибаться,
Носить какие-то нелепые шарфы
Из тех, что для меня связала ты.
А утром просыпаясь до рассвета,
Прислушаюсь к дыханью твоему
Вдруг улыбнусь и тихо обниму.
Когда мне будет восемьдесят пять,
С тебя пылинки буду я сдувать,
Твои седые букли поправлять
И взявшись за руки по скверику гулять.
И нам не страшно будет умирать,
Когда нам будет восемьдесят пять...

и люблю стихи Зеленоглазой

добавлено спустя:

Стих "Знаешь, мам..."
Знаешь, мам... Я давно разучилась быть маленькой.
Мне уже двадцать три. Да и в паспорте есть новый штамп.
Никогда не была я послушной и паинькой,
но писала себя на оценку, как школьный диктант.

Знаешь, мам... Мне давно расхотелось быть правильной.
Все стихи не о том. Даже юбка короче любви.
Стервой я не была безразличной и каменной
и порою хотела вернуться я в руки твои.

Знаешь, мам... Я давно научилась быть странною.
Шоколад перед сном, а на утро какой-нибудь чай.
Что-то в жизни не так. Все неправильно праздную
и люблю повторять: "Ты за мною уже не скучай!"

Знаешь, мам... Я давно перестала быть преданной.
Глупо, дерзко, смешно жизнь лепила меня наугад.
Мне хотелось тепла бесконечного... светлого...
Только в нашей судьбе каждый сам за себя виноват.

© Зеленоглазая, 2011
Собаке Качалова
Сергей Есенин

Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
На тихую, бесшумную погоду.
Дай, Джим, на счастье лапу мне.
Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.
Хозяин твой и мил и знаменит,
И у него гостей бывает в доме много,
И каждый, улыбаясь, норовит
Тебя по шерсти бархатной потрогать.
Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.
Мой милый Джим, среди твоих гостей
Так много всяких и невсяких было.
Но та, что всех безмолвней и грустней,
Сюда случайно вдруг не заходила?
Она придет, даю тебе поруку.
И без меня, в ее уставясь взгляд,
Ты за меня лизни ей нежно руку
За все, в чем был и не был виноват.
Мне ещё Полозкова нравится.
Много чего её нравится
Оно всё такое пронзительное, как привет из юности..

Поговорить

Суть не в том, чтоб не лезть под поезд или знак "Не влезай - убьет".
Просто ты ведь не Нео - то есть, не вопи потом, как койот.
Жизнь не в жизнь без адреналина, тока, экшена, аж свербит -
значит, будет кроваво, длинно, глазки вылезут из орбит.
Дух захватывало, прохладца прошибала - в такой связи,
раз приспичило покататься, теперь санки свои вози.
Без кишок на клавиатуру и истерик по смс -
да, осознанно или сдуру, ты за этим туда и лез.
Ты за этим к нему и льнула, привыкала, ждала из мглы -
чтоб ходить сейчас тупо, снуло, и башкой собирать углы.
Ты затем с ним и говорила, и делила постель одну -
чтобы вцепляться теперь в перила так, как будто идешь ко дну.
Ты еще одна самка; особь; так чего поднимаешь вой?
Он еще один верный способ остро чуять себя живой.
Тебя что, не предупреждали, что потом тошнота и дрожь?
Мы ж такие видали дали, что не очень-то и дойдешь.
Мы такие видали виды, что аж скручивало в груди;
ну какие теперь обиды, когда все уже позади.
Это матч; среди кандидаток были хищницы еще те -
и слетели; а с ним всегда так - со щитом или на щите.
Тебе дали им надышаться; кислородная маска тьмы,
слов, парфюма, простого шанса, что какое-то будет "мы",
блюза, осени, смеха, пиццы на Садовой, вина, такси, -
дай откашляться, Бог, отпиться, иже еси на небеси, -
тебя гладили, воскрешая, вынимая из катастроф,
в тебе жили, опустошая, дров подкидывая и строф;
маски нет. Чем не хороша я, ну ответь же мне, Боже мой,
- только ты ведь уже большая, не пора ли дышать самой.
Бог растащит по сторонам нас; изолирует, рассадив.
Отношения как анамнез, возвращенья - как рецидив.
Что тебе остается? С полки взять пинцетик; сядь, извлеки
эти стеклышки все, осколки, блики, отклики, угольки.
Разгрызи эту горечь с кофе, до молекулок, до частиц
- он сидит, повернувшись в профиль, держит солнце между ресниц.
Он звонит, у него тяжелый день - щетину свою скребя:
"я нашел у скамейки желудь, вот, и кстати люблю тебя".
Эти песенки, "вот теперь уж я весь твой", "ну ты там держись".
Все сокровища. Не поверишь, но их хватит тебе на жизнь.

Вера Полозкова
По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.

Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.

О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным.

Так призови меня и награди!
Твой баловень, обласканный тобою,
утешусь, прислонясь к твоей груди,
умоюсь твоей стужей голубою.

Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
на том конце замедленного жеста
найти листву, и поднести к лицу,
и ощутить сиротство, как блаженство.

Даруй мне тишь твоих библиотек,
твоих концертов строгие мотивы,
и - мудрая - я позабуду тех,
кто умерли или доселе живы.

И я познаю мудрость и печаль,
свой тайный смысл доверят мне предметы.
Природа, прислонясь к моим плечам,
объявит свои детские секреты.

И вот тогда - из слез, из темноты,
из бедного невежества былого
друзей моих прекрасные черты
появятся и растворятся снова.

*****************************


Все кончено. И не вернутся вновь
Те встречи, что ждала и избегала,
Те мысли и та близость, что пугала,
И сладкие надежды на любовь.

Как часто мы имеем не ценя,
И ценим только то, что не имеем,
Завидуем другим, себя жалеем,
В своих проблемах ближнего виня.

Не думая, как просто потерять
Все то, что нам подарено судьбою,
Мы рушим счастье собственной рукою,
И пробуем осколки подобрать.

Мы действуем смелее и... глупее.
Разлука не доставит удовольствие.
Не чувства мы теряем, а спокойствие,
Себе при этом делая больнее.

Легко советовать другим, легко судить-
Чужая жизнь проходит стороной.
Своя - туман, где холодно одной,
Но несмотря на это нужно жить.
Очень люблю Юлию Друнину.
И про любовь и про войну, вот один из любимых стихотворений:
Мы легли у разбитой ели,
Ждем, когда же начнет светлеть.
Под шинелью вдвоем теплее
На продрогшей, сырой земле.

- Знаешь, Юлька, я против грусти,
Но сегодня она не в счет.
Дома, в яблочном захолустье,
Мама, мамка моя живет.

У тебя есть друзья, любимый.
У меня лишь она одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом бурлит весна.

Старой кажется: каждый кустик
Беспокойную дочку ждет
Знаешь, Юлька, я против грусти,
Но сегодня она не в счет.

Отогрелись мы еле-еле,
Вдруг приказ: «Выступать вперед!»
Снова рядом в сырой шинели
Светлокосый солдат идет.

С каждым днем становилось горше.
Шли без митингов и замен.
В окруженье попал под Оршей
Наш потрепанный батальон.

Зинка нас повела в атаку.
Мы пробились по черной ржи,
По воронкам и буеракам,
Через смертные рубежи.

Мы не ждали посмертной славы,
Мы со славой хотели жить.
Почему же в бинтах кровавых
Светлокосый солдат лежит

Ее тело своей шинелью
Укрывала я, зубы сжав.
Белорусские хаты пели
О рязанских глухих садах.

Знаешь, Зинка, я против грусти,
Но сегодня она не в счет.
Дома, в яблочном захолустье
Мама, мамка твоя живет.

У меня есть друзья, любимый
У нее ты была одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом бурлит весна.

И старушка в цветастом платье
У иконы свечу зажгла
Я не знаю, как написать ей,
Чтоб она тебя не ждала.

****************
Ты - рядом, и все прекрасно:
И дождь, и холодный ветер.
Спасибо тебе, мой ясный,
За то, что ты есть на свете.

Спасибо за эти губы,
Спасибо за руки эти.
Спасибо тебе, мой любый,
За то, что ты есть на свете.

Ты - рядом, а ведь могли бы
Друг друга совсем не встретить..
Единственный мой, спасибо
За то, что ты есть на свете!
Стихи читаю наплывами)))) Иногда больше тянет на прозу...Как говорится, как карта ляжет)))
Но есть любимые стихи, которые согревают душу в трудные и не очень времена я тут не причем

Ахматова Анна
Двадцать первое. Ночь. Понедельник.

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.

И от лености или от скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, бояться разлуки
И любовные песни поют.

Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина…
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.



ты туда не ходи, ты на право ходи Стихи Ахматовой - это просто что-то. У неё есть очень хороший сборник стихов "Пятое время года!, очень советую почитать.

Ещё нравится вот это:

***
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.
(Ф.Тютчев)


***
Михаил Лермонтов
Ангел
По небу полуночи ангел летел
И тихую песню он пел;
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.
Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов;
О боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.
Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез,
И звук его песни в душе молодой
Остался — без слов, но живой
И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна;
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.


Зарубежная лирика

ты туда не ходи, ты на право ходи Гейне
ЛОРЕЛЕЯ

Бог весть, отчего так нежданно
Тоска мне всю душу щемит,
И в памяти так неустанно
Старинная песня звучит?..

Прохладой и сумраком веет;
День выждал весенней поры;
Рейн катится тихо – и рдеет,
Вся в искрах, вершина горы.

Взошла на утесы крутые,
И села девица-краса,
И чешет свои золотые,
Что солнечный луч, волоса.

Их чешет она, распевая,
И гребень у ней золотой,
А песня такая чудная.
Что нет и на свете другой.

И обмер рыбак запоздалый,
И, песню заслышавши ту,
Забыл про подводные скалы
И смотрит туда – в высоту…

Мне кажется: так вот и канет
Челнок: ведь рыбак без ума,
Ведь песней призывною манит
Его Лорелея сама.

Перевод Льва Мея


ты туда не ходи, ты на право ходи Роберт Бернс
В горах моё сердце
В горах мое сердце... Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу.

Прощай, моя родина! Север, прощай, -
Отечество славы и доблести край.
По белому свету судьбою гоним,
Навеки останусь я сыном твоим!

Прощайте, вершины под кровлей снегов,
Прощайте, долины и скаты лугов,
Прощайте, поникшие в бездну леса,
Прощайте, потоков лесных голоса.

В горах мое сердце... Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу!

Перевод С.Я. Маршака


Разгулялось моё сердце филолога)))))
Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними поют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звезды горят над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным,
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но все-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
И, значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землей закатам,
и быть над землей рассветам.
Удобрить ее солдатам.
Одобрить ее поэтам.

И.Бродский
Подари мне, Бог,
Эту женщину,
И не дай никогда ей опомниться.
Я за каждый вздох,
С нею скрещенный,
Заплатил тебе больше, чем сторицей.

Одолжи мне, Бог,
Её горести,
Если станут они неизбежностью,
Чтобы мог финал
Её повести
Я украсить заботой и нежностью.

Укажи мне, Господь,
Грусти трещины
На душе её слишком доверчивой.
Я люблю, я хочу
Эту женщину.
Вот и всё, - больше мне просить нечего….

Помоги мне, Бог,
Стать единственным,
Пусть не первым, но Лучшим и стоящим
Её нежных губ,
Глаз таинственных,
Поцелуев её, как сокровища.

Подскажи ей, Бог,
Что я – суженый,
Её брат, её муж, её копия.
Не случайный друг,
Не отдушина,
Не ночей одиноких утопия….

Укажи мне, Господь,
Грусти трещины
На душе её слишком доверчивой.
Я люблю, я хочу
Эту женщину.
Вот и всё, - больше мне просить нечего….

Я давно мог стать,
Без сомнения,
Настоящим отцом её дочери….
Дай хоть сил нам ждать,
Дай терпения!
Ведь длинна к тебе, Господи, очередь….

Я смогу исцелить
Грусти трещины
На душе её слишком доверчивой.
Подари мне, Господь,
Мою женщину!
Вот и всё, - больше мне просить нечего!

______________________________
Ничего красивее в жизни не читала. Установить автора не удалось.
А мне нравится Пушкин.

ЖЕЛАНИЕ СЛАВЫ

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя,—
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетныѓ прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальному упреков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил,
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда... И что же? Слезы, муки,
Измены, клевета, всё на главу мою
Обрушилося вдруг... Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И всё передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.
Показать сообщения:   
Начать новую тему Ответить на тему
Часовой пояс: GMT + 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах